Коллекция Nike «Футбольная коробка»

Дима Оскес и Ваня Нэймер о главной футбольной коллаборации этого лета.

Дима Оскес и Ваня Нэймер из объединения ZULUWARRIOR рассказали STREET BEAT о главном коллаборационном проекте этого лета — коллекции «Футбольная коробка», созданной совместно с Nike.

STREET BEAT (S): Дима, как главный дизайнер и куратор проекта, расскажи, какова его структура, как происходил отбор участников для него?

Дима Оскес (О): Все участники проекта присутствуют здесь не случайно. Так получилось, что с Nike я работаю уже более 13 лет и коллекция «Футбольная коробка» стала именно тем проектом, в котором я впервые полноценно участвую именно как дизайнер и работаю непосредственно с конкретными спортивными силуэтами бренда. И, конечно же, когда Nike предложили мне этот проект, с моей стороны было бы эгоистично работать над ним в одиночку. По ряду причин.

Во-первых, я — не человек футбольной культуры. Я воспринимаю футбол как некое субкультурное социокультурное явление, в том числе как футбол взаимодействует с нашей жизнью, влияет на промышленный дизайн, архитектуру, технологии и т. д. Я посчитал правильным привлечь в проект участников с уникальным бэкграундом, уникальным опытом, представить разные точки зрения на одной платформе, которой является коллекция.

Помимо того, что я курировал проект, я поработал над дизайном своих собственных силуэтов, выразил свою точку зрения как дизайнер. В целом эта коллекция для меня лично — некий срез локальной уличной культуры в данный момент.

S: Ваня, вопрос к тебе: как появилось творческое объединение ZULUWARRIOR? Вообще, расскажи немного о его бэкграунде.

Ваня Нэймер (N): ZULUWARRIOR — это в первую очередь музыка, футбол и уличная культура. Проект появился не так давно, около трех лет назад, когда я познакомился с Артёмом (Артём Чернов — второй участник объединения). До этого я очень любил английскую музыку — грайм и garage. Но она не нравилась никому из моих друзей. Большинство из них любили техно, не вылезали из «Армы»... Мне это было безразлично, и я думал, что никогда не смогу найти единомышленника по музыкальным вкусам. И вот на открытии кафе «Солянка» я познакомился с Артёмом. Когда уже и не надеялся. Это было в начале 2015 года и совпало по времени со «второй волной» грайма. И пошло-поехало: нас начали приглашать играть в клубы, мы делали вечеринки, хотя поначалу вообще этого не умели. А дальше стали принимать участие в больших мероприятиях, ездить в другие города и выступать на одной сцене с легендами жанра, и мы очень довольны тем, как всё развивается.

О: Музыка, которую играют Ваня и Артём, — не для всех. Чтобы её понимать, надо действительно вникать и погружаться в культуру. А такие проекты, как «Футбольная коробка», в этом плане очень помогают, потому что одежда для меня лично — это продолжение меня, моего образа мысли и моих интересов, внешнее визуальное выражение моего внутреннего мира. Что касается капсулы ZULUWARRIOR, то тут мы видим логичное продолжение образа жизни и реальных интересов ребят.

S: Ваня, в анонсе к вашей капсуле мы читали, что вы с Артёмом вдохновились формой нашей сборной с Евро-2008. Какие у тебя воспоминания о той команде?

N: На мой взгляд, это была лучшая сборная России на данный момент. Вспоминая тот чемпионат, каких-то сверхожиданий от нашей команды не было, но футболисты прыгнули тогда выше головы, подарили стране настоящий праздник. Помню, победу отмечали покруче, чем Новый год. Творилось безумие, но было очень весело.

S: В связи с этим не было ли у вас идеи пригласить для промо звезд той команды? Колодина, Торбинского, Жиркова, Павлюченко?

N: Вы могли видеть Антона Миранчука и Андрея Аршавина в наших футболках, что символизирует связь двух этих эпох нашего футбола. Но, возможно, надо будет обратиться к участникам той команды еще раз, тем более что сборная, как и тогда, вышла в плей-офф.

S: Дима, Ваня, как думаете, могла бы коллекция «Футбольная коробка» получить глобальный статус и, к примеру, продаваться в зарубежных магазинах типа 24 Kilates или Solebox?

О: Я, честно говоря, не разделяю релизы на локальные и глобальные. Но интерес к тому, что мы делаем, в любом случае идёт глобальный. Запросы на нашу коллекцию уже были из разных стран мира, из США например.

N: А нам на прошлой неделе пришел запрос с Канарских островов!

О: То есть интерес есть, и я рад что коллекция локальная. Рад, что у нас в стране проходит чемпионат мира и иностранные футбольные болельщики могут увезти с собой сувенир в виде вещей из коллекции. Также для меня очень важна локализация коллекции, в дизайне я старался подчеркнуть, откуда я. Я очень горжусь своим городом, и я это демонстрирую.

S: Как быстро было придумано название коллекции?

О: Казалось бы, название «Футбольная коробка» достаточно наивное. Мы довольно долго думали над тем, как назвать коллекцию, это было непросто. Были разные идеи и было желание найти естественное название коллекции. У названия должно быть естественное обоснование. Nike уделяет огромное внимание дворовому футболу, логотип коллекции отсылает к футбольной коробке, и именно коробки являются частью нашей карьеры в граффити. Логика здесь есть, но название наивное, это правда.
N: Тру. 100%.

S: Кстати, Дима, у тебя уже была коллекция совместно с Nike в 2016 году, посвященная дворовому футболу. Кажется, она называлась К11, да?

О: Да, было дело, здорово, что вы знаете об этом проекте. Правда, это была не коллекция, а футболка в рамках проекта К11. К11 — программа Nike по отбору и подготовке молодых футболистов, у которых нет контракта, прямиком с футбольных коробок. В концепции дизайна футболки я постарался объединить свой граффити-бэкграунд и футбол в одно целое. На футбольных коробках в центре Москвы, на которых я рисовал в конце 90-х и начале 00-х и которые стали культовыми со временем, постоянно играли в футбол. Я никогда не интересовался футболом как видом спорта, но футбол меня всю жизнь окружал, и я не могу просто взять и обойти его стороной.

S: В последнее время выходит очень много «надуманных» коллабораций, без какого-то сильного бэкграунда. Но «Футбольная коробка» не такая. Во всём есть смысл. Вань, на тебе сейчас фирменная футболка из капсулы ZULUWARRIOR, можешь рассказать отдельно про каждый элемент?

N: Да, конечно. Идея логотипа позаимствована у оригинальной группировки Birmingham Zulus — это некий трибьют им. Они об этом знают, одобряют, ну и мы, само собой, поддерживаем с ними общение. Главный элемент — российский триколор — как на той самой футболке нашей сборной 2008 года. Сзади — надпись ZULUWARRIOR, выполненная готическим шрифтом, который использовался на футболках лондонского «Арсенала» от Nike в 1990-х. Тоже некая дань уважения футбольной «маечной» культуре. У меня такая, кстати, есть дома. А внизу — логотип всей коллекции. Про него лучше расскажет Дима.

О: В этом логотипе два смысла. Во-первых, это визуализированный образ футбольной коробки с разметкой, где присутствует вектор движения игроков. А во-вторых, для меня это изображение — логотип Москвы, в котором считывается радиально-кольцевая схема города.

S: Если бы прямо сегодня Nike позвонили вам и сказали, что нужно срочно дополнить коллекцию «Футбольная коробка» кроссовками, то какие это могли бы быть модели?

N: Интересный вопрос. Наверное, я бы взял Air Max 98, потому что сейчас 2018 год, и попробовал как-то связать их с чемпионатом мира во Франции, прошедшим в 1998. Он очень сильно на меня повлиял. У всех были наклейки этого чемпионата, все играли на компах в FIFA 98... Очень культовый чемпионат был с сильными и интересными командами, формой и болельщиками, и он до сих пор находит признание в современном искусстве.

О: 100% я бы взял Air Max 95 и, возможно, обыграл бы как-то с триколором нашим. А если мыслить более авангардно, то я бы вообще взял Footscape Woven и посадил бы их на подошву от Vapor Max. Вообще, сложный вопрос, но я над ним подумаю, вдруг действительно что-то придется утверждать (Смеется)

Подпишись на STREET BEAT в Facebook, ВКонтакте и Instagram чтобы не пропустить свежие посты, а также новости наших магазинов, распродажи и приглашения на закрытые мероприятия STREET BEAT